Спиртные напитки

Патрик Рикар: «Я не знал разницы между Pernod Ricard и частной жизнью»

Вчера на французском острове Иль-дез-Амбье был похоронен, пожалуй, самый харизматичный алкогольный магнат мира — Патрик Рикар. Сын изобретателя анисовой настойки пастис за 30 лет управления превратил локальную семейную компанию Pernod Ricard в международного лидера на рынке премиального алкоголя

Новость о скоропостижной смерти от инфаркта 67-летнего Патрика Рикара была опубликована компанией Pernod Ricard в конце прошлой недели. Свои соболезнования семье покойного немедленно выразили члены французского правительства. Министр экономики и финансов Пьер Московичи оценил уход из жизни Рикара «как тяжелую потерю для французского делового сообщества» и выразил сожаления, что это несчастье случилось в период экономического и социального кризиса в стране. «Франция потеряла одного из предпринимателей, более всего символизирующих французские успехи в мире», — вторил ему министр экономического оздоровления Арно Монтебург. Министр сельского хозяйства Стефан лё Фой назвал Рикара «украшением французской аграрной промышленности». «Патрик Рикар сумел диверсифицировать и глобализовать деятельность своей группы, никоим образом не уклоняясь от главной цели: подъема по всей гамме брендов», — заявила президент Федерации французских промышленников и предпринимателей (MEDEF) Лоранс Паризо.

Одними из первых отреагировали на печальную весть власти Прованса, где зародилась история Pernod Ricard. Мэр Марселя Жан-Клод Годен назвал ушедшего «исключительным человеком, создавшим тысячи рабочих мест в нашем регионе». По свидетельству мэра Арля Эрве Шьяветти, Рикар «посвятил всю свою жизнь земле Прованса и Средиземноморья» и приложил большие усилия для защиты природы Камарга, знаменитого комплекса биосферных заповедников в долине Роны.

Легендарный владелец группы PPR Франсуа Пино вспоминал об ушедшем как о «человеке огромной скромности с большим чувством дружбы». А бывший премьер-министр Жан-Пьер Раффарен написал в своем твиттере: «Он был в значительно большей степени первооткрывателем, чем наследником [семейного дела]. Он открыл миру французский бизнес».

СЫН СВОЕГО ОТЦА

«Когда мой отец открывал свое дело, он на самом деле хотел стать художником, — рассказывал Рикар в интервью The Independent семь лет назад. — Но мой дед сказал ему: «Прежде чем рисовать, найди сначала такую работу, чтобы можно было прокормить семью». Так в 1932 г. в Марселе и появилась компания Ricard, прославившаяся своим пастисом — анисовой настойкой, популярной у южан в качестве аперитива или охлаждающего коктейля (употребляется с водой и льдом).

К 1975 г. дела у компании шли настолько успешно, что Ricard поглотила другого производителя анисовки — савойскую семейную фирму Pernod. История этой компании началась еще в 1805 г. с производства абсента — знаменитой полынной настойки. В 1915 г. французское правительство запретило производство абсента (оказалось, что крепкая полынная настойка вредна для психики), и хозяева Pernod придумали заменить в своем рецепте полынь на анис. Но изобретателем пастиса все равно считается Поль Рикар, а его фамильная марка прославилась на всю Францию даже больше, чем Pernod. Журнал Le Nouvel Observateur откликнулся на известие о смерти Рикара-сына характерной карикатурой — седобородый Бог, восседая на облаках под палящим солнцем, смотрит на гроб Поля Рикара и недоумевает: «Я же заказывал просто один Ricard!»

У Рикара-сына интереса к живописи как-то не возникло. Да и других специальных интересов в общем-то тоже: окончив общеобразовательную школу в Марселе, Патрик не стал поступать в университет. Просто потому, что других альтернатив, помимо семейного бизнеса, он для себя не видел. «Я не знал разницы между Pernod Ricard и частной жизнью: все вокруг было посвящено бизнесу», — признавался он в том же интервью The Independent. Поэтому в 1967 г., отслужив в армии, Патрик Рикар начал работать в Ricard. Пройдя все ступени карьерной лестницы, к 1972 г. он дорос до поста генерального директора Ricard. В 1975 г., после слияния с Pernod, стал генеральным директором всей группы. А в 1978 г., когда Рикар-старший решил выйти на пенсию, Патрик Рикар унаследовал еще и пост президента Pernod Ricard. И с тех пор у компании началась совершенно другая жизнь.

ФРАНЦУЗ С МИРОВЫМ РАЗМАХОМ

«Когда мы создавали Pernod Ricard в 1975 г., это была французская компания с тремя дочерними фирмами в Великобритании, Испании и Швейцарии. Продажи за пределами Франции составляли всего 17%, а общий объем продаж в нынешних ценах можно было бы оценить в 348 млн евро, — вспоминал Рикар в 2008 г. в интервью британскому интернет-изданию Just-drinks.com. — В прошлом году у нас было 6,4 млрд евро, и на Францию приходилось уже только 11% продаж». И рост продолжается: примерно такую же выручку — 6,37 млрд евро — группа получила только за первое полугодие прошлого финансового года (закончилось 31 декабря 2011 г.).

Главный генератор роста — смелые и весьма многочисленные поглощения, инициированные сыном основателя компании. Первой международной сделкой, которую провел Патрик Рикар, стала покупка в 1980 г. за $100 млн американской компании Austin Nichols, знаменитой своим бурбоном Wild Turkey. «Я до сих пор помню цену, потому что сегодня $100 млн для нас — это, считай, ничто: всего лишь средний рекламный бюджет для одного из брендов, — гордо рассказывал он в интервью The New York Times в 2008 г. — Но в то время люди осознали, что мы — сильная компания, достаточно богатая для того, чтобы заплатить $100 млн кэшем». Затем в Pernod Ricard влились такие производители, как Campbell Distillers (Шотландия), Ramazzotti (Италия), Irish Distillers (Ирландия), Orlando Wyndham (Aвстралия) и Havana Club International (Куба).

В 2000 г. Pernod Ricard приобрела 40% активов канадской Seagram, получив, в частности, ее бизнес по производству прохладительных напитков; через два года это направление было перепродано Coca-Cola — зато у Рикара остались легендарный коньяк Martell и джин Seagram. В 2003 г. французская группа поглотила Chivas Bros, знаменитую своим виски Chivas Regall. В 2005 г. — новая суперсделка: заплатив 14,1 млрд евро, Pernod Ricard стала владельцем британской группы Allied Domecq. Самые «вкусные» марки — шампанское Mumm и Perrier-Jouёt, виски Ballantine, джин Beefeater, кокосовый ром Malibu и кофейный ликер Kahlua — Рикар оставил себе. А сети ресторанов быстрого питания Dunkin Donuts и Baskin Robbins, доставшиеся в нагрузку к выпивке, французский магнат в тот же год перепродал группе американских фондов прямых инвестиций за $2,43 млрд. На следующий год он выручил еще пару миллиардов — перепродал американскому конкуренту Fortune Brands такие алкогольные марки из портфеля Allied Domecq, как текила Sauza, коньяк Courvoisier, виски Teacher’s Highland Cream и портвейн Cockburn’s.

Деньги от перепродажи ненужных активов пригодились французской компании для очередной суперсделки, оказавшейся последней в карьере Патрика Рикара. В 2008 г. Pernod Ricard за 9 млрд евро приобрела у шведского правительства группу Vins & Spirits — и стала обладателем прославленного бренда Absolut Vodka. Эта покупка сделала Pernod Ricard, по разным оценкам, номером два или даже один на мировом рынке премиального алкоголя.

ИЗДЕРЖКИ РОСТА

Конечно же, столь интенсивная скупка активов была бы невозможна без стороннего финансирования. В 1987 г. Рикар вывел семейный бизнес на Парижскую биржу. В собственности семьи осталось около 14% акций — что, впрочем, все равно немало: в июле этого года журнал Challenges оценивал состояние семьи Патрика Рикара в 2,950 млрд евро (13-е место в рейтинге 500 крупнейших семейных состояний Франции). А в 1990-е и 2000-е Pernod Ricard смело влезала в долги — с тем чтобы после завершения ключевых сделок с выгодой очищать портфель брендов от малых и средних марок, полученных вместе с крупными. Пьер Пренге, занявший пост генерального директора компании в 2008 г. вслед за Рикаром, в тогдашнем интервью Just-drinks.com оценивал нормальную для компании долговую нагрузку как 4 EBITDA. «Сейчас она составляет 6 EBITDA (на тот момент — около 13 млрд евро, из которых половина приходилась на Vins & Spirits. — “Ведомости”). Но мы привыкли к такому уровню. После каждой из трех сделок, которые мы совершали [в 2000-е], — Seagrams, Allied Domecq и вот теперь Absolut — у нас была долговая нагрузка на том же уровне, и в случае с первыми двумя мы снижали ее быстрее, чем предполагалось, — говорил Пренге, после чего шутя добавлял: — В ближайшие пару месяцев, как минимум, мы ничего на рынке покупать не будем».

Незадолго до сделки со шведами Рикар рассматривал возможность покупки российского водочного бренда Stolichnaya у «Союзплодоимпорта». Сумма сделки оценивалась в 2 млрд евро, но переговоры продвигались медленно из-за давней судебной тяжбы «Союзплодоимпорта» и S.P.I. беглого российского предпринимателя Юрия Шефлера вокруг этой водочной марки. Так что, как только шведское правительство объявило о приватизации Vins & Spirits, Рикар предпочел влезть в долги и заплатить гораздо больше, но завершить сделку быстро. Он не считал, что переплатил. «Если вы хотите купить что-то и намерены выиграть, вы должны запастись [деньгами], чтобы можно было уступить [продавцу], — объяснял Рикар в интервью Just-drinks.com. — Возможно, мы могли бы купить компанию и немного дешевле, но мы никогда этого не узнаем. Что сейчас ясно, так это то, что компания принадлежит нам — а это и было главной целью. Мы видели, что можем заплатить такую сумму, и предложили ее шведскому правительству. Покупаешь один раз, а получаешь бренд на всю жизнь. В конце концов, миллионом больше или миллионом меньше — это имеет значение только в первый год, а в долгосрочной перспективе никакой разницы нет».

НАСЛЕДСТВО И НАСЛЕДНИКИ

В 2008 г. Рикару исполнилось 63 года — и он решил воспользоваться своим законным правом выйти на государственную пенсию по возрасту. «Пришла пора взять тайм-аут, хотя бы небольшой. Я остаюсь главным акционером и президентом административного совета. Буду меньше ездить и сидеть в бюро, но в компании меня по-прежнему будет много», — говорил он в интервью «Итогам». Всем журналистам, которые встречались с ним в тот год, он обещал переключиться в большей степени на свое хобби — охоту и прогулки по горам. «Мне одновременно и грустно, и радостно уходить, — признавался он в интервью Just-drinks.com. — Грустно останавливаться на сделанном, хотя я и не останавливаюсь полностью. А радостно оттого, что мое время начинает становиться моим собственным». Впрочем, по свидетельству журналиста Just-drinks.com Олли Уэринга, который часто встречался с Рикаром, отдыхать тот, похоже, так и не научился — и в последние годы был загружен работой примерно так же, как и всегда.

В интервью Уэрингу Рикар говорил, что не думает по поводу того, кому передать компанию в наследство: «Я не работаю для истории, я просто был нанят Pernod Ricard — и сейчас группа гораздо крупнее, чем была раньше. Можно сказать, что как отец я очень доволен тем, каким вырос мой ребенок».

Собственно детей у Рикара осталось трое — две дочери и сын, самый младший из троих. Жан-Поль Рикар тоже работает в семейной компании, но руководство Pernod Ricard, судя по всему, достанется другому — племяннику покойного Александру. Сейчас Александру Рикару 40 лет, у него блестящее бизнес-образование (диплом Высшей коммерческой школы Парижа и степень MBA Уортонского университета). Он занимает пост заместителя генерального директора по дистрибуции. По словам аналитика инвесткомпании Stanford C. Bernstein Жан-Марка Чоу, Александра Рикара в семье явно готовили к тому, чтобы стать «будущим генеральным директором» (цитата по Reuters). Не исключено, что вопрос о новых назначениях в Pernod Ricard будет решен на ближайшем заседании совета директоров 30 августа; тогда же старшая сестра Патрика Рикара, 73-летняя Даниэль Рикар, может быть назначена на пост президента группы, сообщает Reuters. Сама компания, впрочем, эти предположения не комментирует.

Похороны Патрика Рикара прошли в среду на принадлежащем семье средиземноморском острове Иль-дез-Амбье. Там же похоронен отец — основатель компании.

Ведомости

Популярные новости

To Top