Золотая “эмбарговская” рыбка

Исландия оставалась последним окном для поставок европейской рыбы в Россию, но теперь оно закрыто. Дальневосточные предприятия не смогут обеспечить рыбой центральные регионы — дефицит неизбежен, считают эксперты.

ДЕФИЦИТНАЯ СЕЛЕДКА

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), Исландия в 2014 году поставила в Россию 125 тыс. т рыбы и рыбной продукции стоимостью $232 млн, в первой половине 2015-го — 32 тыс. т на $45 млн. При этом в прошлом году Исландия резко нарастила поставки — примерно на 30% к 2013 году, так как под санкции попали другие страны-импортеры, в первую очередь Норвегия, объясняла РБК замруководителя Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко.

​На отдельных рыбных рынках Исландия является одним из главных поставщиков продукции, потребляемой россиянами, говорит президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Александр Фомин. Так, за январь—май 2015-го исландцы ввезли около 100% всего импортируемого в Россию морского окуня, примерно 88% филе сельди, 67% мойвы, 28% скумбрии (см. инфографику), подсчитали эксперты центра Международной торговли на основе данных ФТС.

Потребление сельди в России составляет 400–450 тыс. т в год, рассуждает Фомин, а из Исландии в прошлом году, по данным ФТС, было ввезено 66,2 тыс. т, или 15–17%. «Раньше 200 тыс. т мы импортировали из Норвегии и Исландии, из которых 70–80 тыс. приходилось на Исландию, 130–150 тыс. т сами вылавливали на Севере и продавали на внутренний рынок, 250–300 тыс. т добывали на Дальнем Востоке, из которых около 100 тыс. т оставляли в стране, все остальное шло на экспорт», — продолжает Фомин.

Из стран, на которые санкции не распространяются, замещать выпавшие объемы просто некому, подтверждает исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков: «Норвегия, Шотландия, Исландия закрыты, остаются Фарерские острова, но никаких объемов свободных там нет, мы все, что можно, у них зафрахтовали». На внутреннем рынке похожей рыбы по качеству нет, добавляет Гудков, дальневосточная сельдь в любом случае уходит на экспорт в Азию.

foto_02

«Действительно, пока сложно сказать, какая страна заменит Исландию в поставках мойвы и сельди, — согласен гендиректор ЦМТ Владимир Саламатов. — Частично заместить поставки смогут Фарерские острова, Гренландия, Тунис». Россия уже стала больше ориентироваться на внутренний рынок и закупать рыбу с Фарерских островов, но этого недостаточно, отмечает руководитель аналитического центра Информационного агентства по рыболовству Тимур Митупов. «Фарерские острова могут дать нам 25–30 тыс. т, не больше, — подчеркивает он. — Кроме того, контракты расписываются на год вперед, поэтому сразу же увеличить объемы экспорта мы не сможем».
Дефицит рыбы в первые месяцы после новой волны санкций неизбежен, резюмирует профессор Российской экономической школы (РЭШ) Наталья Волчкова. «Физически рыба в России есть, по факту — отсутствует логистика, — поясняет она. — Рефрижераторы стоят очень дорого — это существенные инвестиции для частных компаний, которые могли бы заниматься перевозками [с Дальнего Востока]».

Нехватка рыбы приведет к росту цен, уверены эксперты. «Традиционно осенью происходит увеличение сезонного потребления рыбы, — говорит Митупов. — На фоне снижения импорта рыба будет расти в цене». По его данным, с начала 2015-го цены на рыбу уже выросли в среднем на 30%, до конца года они могут увеличиться еще на 15%. Президент ассоциации производственных и торговых предприятий русского рыбного рынка Виталий Корнев прогнозирует рост цен до 20% до конца года. «И сейчас рыба уже недешевая, и ситуация еще усугубится», — солидарна Волчкова, ей также кажется наиболее вероятным 20-процентное подорожание.

foto_01

БЕЛОРУССИЯ ПОМОЖЕТ

От эмбарго в отношении Исландии пострадает и российский бизнес — компании-переработчики рыбы, утверждает Митупов. «Многие крупные российские предприятия заточены под переработку европейской североатлантической сельди, а не тихоокеанской российской, — объясняет он. — Размер исландской сельди в два раза больше российской — 50 см против 25–30 см. Мы сейчас говорим об импортозамещении, а наши производители закупили европейское оборудование для изготовления филе и прочего с европейскими стандартами. Многие предприятия закрываются, находятся на грани банкротства».

Российским заводам будет сложно сохранить нынешние объемы переработки, подтвердил источник в одной из крупнейших компаний на этом рынке: «Мы были ориентированы на норвежскую рыбу, переориентировались на Исландию. Теперь некуда переориентироваться, потому что у Фареров нет такого объема. Если не найдем альтернативы, у нас будут сокращения».

Директор по развитию компании-переработчика рыбы «Балтийский берег» Анна Шевелева рассказала РБК, что в течение многих лет предприятие использовало сырье из Норвегии и других европейских стран, но с начала 2014-го переключилось на отечественную продукцию. «Балтийский берег» постоянно изучал рынок российской рыбы, особенно сельди и скумбрии, понимая, что рано или поздно использование отечественного сырья станет одним из факторов, влияющих на развитие производства, — сказала Шевелева. — В настоящее время на предприятии отработаны технологические схемы обработки сельди любых размеров».

Альтернативная логистика, возможно, будет организована через Белоруссию, отмечает Гудков из Рыбного союза, подобный опыт уже есть: «Скорее всего, будет так же, как и по семге: там будет делаться полуфабрикат — немного подсоленное и упакованное филе». Мощности под такое производство можно развернуть достаточно быстро, и в этом будут принимать участие российские бизнесмены, считает Гудков: на заводах в России продукт будет дорабатываться — чтобы был с приправой, травами, соусом, в хорошей упаковке.

Волчкова из РЭШ заметила, что в короткие сроки переориентация логистики маловероятна: в Белоруссии, например, нет необходимого количества обрабатывающих мощностей, а бизнесу нужно понимать, что санкции объявлены надолго, чтобы инвестировать в создание таких производств.​​ «Белоруссия не сможет полностью справиться с потребностью россиян, — считает Митупов. — У них около 15 предприятий по переработке, мощность маленькая. Но реэкспорт через Казахстан и Белоруссию продолжится».

«Семга дорогостоящая, и прибавка в 2 руб. на килограмм на ней — не страшно. На селедке 2 руб. — это катастрофа, дополнительная перевозка может убить допустимую цену», — отмечает Гудков.

1600

Метки текущей записи:

,
 
Статья прочитана 197 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      +7 (495) 920-9978

Редакция   info@foodnewsweek.ru (при отправке письма учитывайте, что это ящик общей доступности)

Реклама       inm_reklama@mail.ru