Тбилиси очищают от уличной торговли

Одежда, обувь, бижутерия и фрукты разложены на самодельных ларьках из картонных и пластмассовых ящиков, которые длинными рядами разложены у выхода из “Варкетили”- конечной станции красной ветки тбилисского метрополитена.

“Людей жалко, конечно, тяжело сейчас всем! Но так тоже нельзя – город превратился в сплошной базар!” – возмущается, указывая на длинный ряд ларьков уличных торговцев жительница Тбилиси Лия Кварацхелия, которая говорит, что живет неподалеку и вынуждена каждый день пробираться через столпотворение из-за активной уличной торговли.

“Вот я здесь живу – посмотрите! Из метро выйти нельзя. Грязь, запах, антисанитария! Когда приезжают из Европы – хвалят, говорят, там чисто красиво, а в своем доме не хотят, чтобы порядок был”, – продолжает она.

Территория у метро “Варкетили”- одно из последних мест масштабной концентрации уличных торговцев. По их словам, представители мэрии приходят сюда почти ежедневно, предупреждая, что необходимо убрать палатки и продукцию и перебраться в другое место.

Торговцам предлагают перейти на местные рынки, где, по обещанию властей, поначалу можно будет торговать, не платя за аренду.

Однако многие из тех, кто торгует на улице, считают, что своим решением городские власти лишают их источника дохода и, фактически, обрекают на голод.

Борьба с уличной торговлей

Войну уличным торговцам мэрия грузинской столицы объявляет не в первый раз. При прежней администрации площади у станций метро тоже были зачищены от ларьков, а уличных торговцев пытались перевести на рынки.

По словам торговцев, тогда власти действовали жестче, даже отбирали продукцию, но и такие меры привели лишь к временным результатам: через некоторые время ларьки – один за другим – снова стали появляться на обжитых торговцами местах.

В мэрии говорят, что в последнее время неорганизованная уличная торговля стала еще масштабнее и недовольство жителей в связи с этим растет.

“Торговля шла на тротуарах, бордюрах, в подъездах и других неподходящих местах. Кроме того, продавались продукты, которыми торговать на улице опасно. Было очень много обращений со стороны жителей Тбилиси в связи с антисанитарией, препятствий в передвижении пешеходов на тротуарах и автомобильного движения”, – говорит Би-би-си заместитель мэра Тбилиси Ираклий Леквинадзе.

По его словам, меры по ограничению уличной торговли мэрия начала предпринимать еще несколько месяцев назад в центре города, в основном в туристических зонах, а в марте этого года были очищены масштабные территории – в том числе, и у станций метро.
“У нас остается две точки сконцентрированной уличной торговли, где примерно в течение двух недель также будет решен этот вопрос. После этого, если в каком-то районе Тбилиси будет зафиксирован случай уличной торговли и торговли несоответствующей продукцией, тбилисская мэрия, естественно, продолжит действовать”, – говорит Леквинадзе.

По его словам торговцам рассказывают, что они могут перейти на организованные рынки, где им будут предоставлены такие льготы, как освобождение от уплаты аренды в течение примерно шести месяцев.

“Мы заранее предупреждаем торговцев… Естественно, никто на них не нападает и не конфискует их товар. Мы понимаем, что речь идет о категории людей с очень низким доходом, и очень осторожно подходим к этому вопросу”, – говорит он.

Точной статистики о том, сколько человек занимаются неорганизованной уличной торговлей, в мэрии нет, однако городские власти уверяют, что мест на рынках хватит для всех, а при необходимости будут выделены дополнительные.

При этом под запрет на торговлю на улице не попадут торговцы книгами и цветами, если у них будут соответствующие конструкции для торговли, говорят в мэрии.

Рынки против улиц

Наталия продает обувь секонд-хенд прямо на ступеньках на выходе из метро “Варкетили”. Товара у нее немного – он умещается на паре ящиков. Здесь же разложены бывшие в употреблении игрушки и пара кустов сирени. По ее словам, торговля на улице-единственный доход для нее, который едва хватает, чтобы сводить концы с концами.

“Те, кто торгует на рынке, говорят, что мы здесь якобы кому-то 10 лари платим (около 4 долларов – прим.ред.). С чего они это взяли? Это ложь! Если бы у меня было 10 лари в день, я перенесшая инсульт, вообще бы не вышла на улицу. У меня денег нет, даже чтоб лекарство купить, – со слезами рассказывает Наталия. – Вот, что с этого может остаться? Вчера на то, что осталось, вот пару кустиков сирени купила и продаю, и все!”

К разговору подключаются и стоящие рядом торговцы. По их словам, торговать на улицу они вышли из-за крайней нужды, а для многих это единственный источник дохода в семье.

“Если власти нам запретят здесь стоять, это означает, что они обрекают нас на голод! Здесь метро, люди ходят, а если меня пошлют туда в продукты куда-нибудь – кто у меня что купит?” – объясняет свою позицию торгующая рядом колготками женщина средних лет.

Многие из торговцев уверены: торговать на организованном властями рынке не имеет смысла.

“Я работала внутри на рынке, но там была высокая аренда. А когда лари обесценился, в позапрошлом году, никто уже ничего не покупал – и я оставила то место и пришла сюда”, – рассказывает Анаида Хачатурова, которая тоже торгует у метро.

На официальном рынке рядом с тем местом, где торгует Анаида, покупателей мало. В этом тут частично винят тех самых уличных торговцев: если люди покупают товары прямо на улице, зачем им заходить на рынок.

“Там, на улице, в прямом смысле антисанитария и грязь. Кроме того, мы здесь платим, а они освобождены от уплаты. Это несправедливо. Но я все равно выбираю стоять на рынке, потому что здесь все отрегулировано, – говорит Тамаз Сакурашвили, который торгует на рынке уже более 20 лет. – Да, я плачу, но все-таки как-то защищен, и здесь более или менее всё в каких-то цивилизованных рамках”.

По словам представителя администрации рынка “Варкетили-96″ Пааты Нуцубидзе, ресурс для размещения новых торговцев есть, и в течение трех-шести месяцев они будут освобождены от оплаты за место, несмотря на то что остальные торговцы в месяц платят за место минимум 90 лари (около 37 долларов).

“Мы приветствуем те меры, которые предпринимают власти. В-первую очередь, будет чистота на улицах, а кроме того, это поможет развитию бизнеса. Раньше наплыв потребителей, которые заходят на рынок, сокращался. Все покупали на улице”, – говорит он.

Новые места – организованно, но невыгодно?

На рынок около метро “Ахметели”, территория которого была освобождена от уличной торговли несколько дней назад, уличные торговцы уже переместились.

Для них администрация рынка подготовила прилавки, которые в несколько рядов растянулись при входе. Но, по словам уличных торговцев, с тех пор как они перешли на рынок, торговли у них практически нет.

“Я торговала у метро пять лет. Там в день получалось 40 лари (около 16 долларов), а здесь я уже четвертый день – и ничего вообще не продала. Покупателей нет, – говорит Марина Рашоева. – Я живу одна с матерью. Мать больной человек, да и у меня самой – инсульт, астма. У меня 100 лари пенсия и доход вот от этого. Больше у меня ничего нет. А сейчас я даже лекарства не могу купить”.

По словам Лаши Чхартишвили, руководителя Института демократии, многие уличные торговцы не пошли торговать на рынки, а те, которые перешли, вскоре снова попытаются вернуться на улицы.

“У этих людей начнут брать ежедневную оплату после трех или шести месяцев. Кроме того, у них проблема отсутствия начального капитала. У уличного торговца, скажем, три или пять маек, а у тех, кто торгует внутри на рынках – 20-30. То есть уличный торговец неконкурентоспособен на рынке: у него нет денег, чтобы покупать товары в том же количестве и ассортименте, какое может позволить себе обычный рыночный продавец. Это абсолютно разные категории, и уличным торговцам нужны другие условия”, – объясняет он.

По его словам, при наличии политической воли вопрос уличной торговли можно бы было урегулировать – с учетом опыта европейских стран, где уличная торговля в той или иной форме существует.

“Пропагандистские заявления, что уличная торговля вообще не должна существовать ни в какой форме, являются ложью”, – утверждает он.

Чхартишвили – автор законопроекта о регулировании уличной торговли, который был одобрен на парламентском комитете отраслевой экономики в 2014 году. Но дальше, по его словам, дело не пошло.

“Правительство не интересуется конкретными людьми, которые заняты в этой сфере: нет никакой статистики, никаких данных о доходах этих людей – ведь под уличную торговлю попадают все, начиная от торговли семечками до одежды”, – объясняет он.

“Власти просто пытаются разогнать этих торговцев, используя существующее в обществе недовольство, потому что та форма уличной торговли, которая сейчас есть, – конечно, ненормальная. Но на самом деле это “заслуга” самого правительства, потому что этим людям и не давали конкретных указаний путем законодательства”, – продолжает Чхартишвили.

Не запрещено, но и не разрешено?

С тем, что форма, которую избрали власти для борьбы с уличной торговлей, не ориентирована на результат, соглашается и член Ассоциации молодых юристов Михаил Джахуа.

По его словам, в то время как проблема уличной торговли многогранная и связана с экономическими проблемами в стране, законодательное регулирование этой сферы хромает.

Однозначного запрета на уличную торговлю в любой форме в законодательстве сейчас нет, объясняет он. По закону, уличная торговля запрещена без соответствующего разрешения, но при этом получение разрешения на осуществление уличной торговли остается фактически неурегулированным.

“Было принято постановление городского совета о регуляции уличной торговли, но оно носит общий характер и лишь определяет, что считается уличной торговлей и как она может осуществляться, – говорит Джахуа. – Но при этом не определяет ни соответствующих правил получения разрешения на уличную торговлю, ни органы, которые должны выдать такие разрешения”.

“То есть, если человек захочет действовать в рамках закона, он не сможет этого сделать, просто потому что государство не разработало для этого соответствующих механизмов”, – подчеркивает он.

При этом, по словам заместителя мэра Леквинадзе, в целом уличная торговля запрещена – за исключением специально разрешенных мест, – но в мэрии работают над вопросом о торговле на улице цветами и книгами. В будущем он не исключает разработку новых правил и выделение определенных мест и для других категорий продуктов.

“Но та форма, в которой в Тбилиси существовала уличная торговля, неприемлема, – подчеркивает он. – Просто исходя из вопросов безопасности питания, антисанитарии, которая была в этих местах, и проблем, которые создавала уличная торговля местному населению”.

Метки текущей записи:

, , ,
 
Статья прочитана 58 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      +7 (495) 920-9978

Редакция   info@foodnewsweek.ru

Реклама       inm_reklama@mail.ru