Александр Ткачев (Минсельхоз РФ)

Сельское хозяйство в 2016 году стало одним из флагманов российской экономики. Экспорт сельхозпродукции по итогам года может достигнуть 17 миллиардов долларов, обогнав объемы экспорта военно-технического комплекса. В сельхозэкспорте отдельной строкой стоят поставки пшеницы – Россия вышла в мировые лидеры в текущем году и планирует сохранить это лидерство и дальше. О том, чего добились российские аграрии в уходящем году, как обеспечить отечественным молоком потребности страны, снизить цены на товары АПК и увеличить производство вина в России, рассказал в интервью РИА Новости министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

— Александр Николаевич, изначально в бюджет на 2016 год предполагалось заложить на госпрограмму развития АПК 237 миллиардов рублей, однако эта сумма в итоге была сокращена. А бюджет на 2017-2019 годы предусматривает на эти цели еще меньше средств. На какие темпы роста отрасли можно рассчитывать при более низкой, чем ожидалось, поддержке АПК?

— Этот год мы закрываем с хорошими результатами. У нас рекордный урожай зерна – более 117 миллионов тонн, что стало абсолютным рекордом современной России. Больше мы собирали только в далеком 1978 году — 127 миллионов тонн зерна. Но если бы сегодня у нас под зерновыми были те же площади, что и тогда (площадь под зерновыми в 1978 году 78 миллионов гектаров, в 2016 году – 47 миллионов гектаров), мы бы при нынешней урожайности 26 центнеров с гектара смогли собрать более 200 миллионов тонн зерна. И сегодня мы работам над тем, чтобы вернуть 10-12 миллионов гектаров утраченных сельхозугодий.
Мы видим, что у государства отрасль в приоритете, и не может быть иначе, поскольку сельское хозяйство кормит страну во всех смыслах – это и продукты, и выручка от продажи продовольствия на внешние рынки. Хочу напомнить, что в 2005 году мы импортировали более 60% продовольствия. Прошло десять лет, и мы практически полностью обеспечиваем себя по основным продуктам питания. А в перспективе – через пять-семь лет, думаю, сможем полностью себя обеспечивать за исключением тропических фруктов, которые у нас просто не растут.

— Какие задачи в 2017 году в отрасли будут в приоритете?

— У нас реальные планы и задачи на будущий год — мы рассчитываем на хорошую динамику роста в садоводстве. В прошлом году более чем в пять раз был увеличен объем субсидий на закладку и уход за садами. И сегодня темпы закладки садов увеличились в среднем на 30%. Для того чтобы к 2020 году совсем отказаться от импорта, нужно заложить порядка 72 тысяч гектаров садов или ежегодно увеличивать их площади на 14 тысяч гектаров. Тогда мы сможем уже через пять лет увеличить производство фруктов на 500 тысяч тонн.

Ограничительные меры по импорту некоторых продуктов, которые ввела страна в 2014 году, также дали положительный результат, наши аграрии смогли воспользоваться этим окном возможностей. К примеру, активно стали развиваться тепличные хозяйства. По нашим прогнозам, производство тепличных овощей увеличится до 840 тысяч тонн. К 2020 году нужно увеличить производство тепличных помидоров и огурцов до двух миллионов тонн. Для этого в течение пяти ближайших лет планируем построить и модернизировать не менее двух тысяч гектаров тепличных комплексов.

По мясной продукции также неплохие показатели – думаем, что производство скота и птицы превысит 14 миллионов тонн, а это на 5% больше прошлогодних результатов. Стали больше экспортировать мяса — на 60% больше, чем годом ранее.

— Вы много раз поднимали тему импортного виноматериала и вариантов его вытеснения с российского рынка…

— На прилавках стало появляться больше отечественных вин, это радует, тем более накануне новогодних праздников. Но чтобы мы смогли полностью заместить импортный виноматериал, нужно до 2020 года создать 50 тысяч гектаров новых виноградников, благородя чему мы получим 200 тысяч тонн винограда.

— Известно, что из-за участившихся в последнее время вспышек африканской чумы свиней мясной отрасли нанесен серьезный ущерб. Какие у вас прогнозы в связи с этим?

— Да, сегодня существует серьезная угроза и для роста производства мясной промышленности, и для развития мясного экспорта.

Ущерб от вспышек АЧС в России уже превысил 1,2 миллиарда рублей, что в 13 раз больше, чем в 2015 году.
Вы только представьте, что с 2006 года государство вложило в развитие свиноводства 317 миллиардов рублей в виде субсидированных кредитов. Благодаря такой поддержке сегодня отмечается серьезный прирост объемов производства в этой отрасли, мы увеличили экспорт, о чем я говорил выше.

И вся эта работа может быть перечеркнута из-за элементарных нарушений содержания животных в личных подсобных хозяйствах, поскольку именно это главная причина распространения вируса.

Сегодня на содержании в личных подсобных хозяйствах находится 3,8 миллиона свиней или 16% от общего поголовья в 23,3 миллиона голов. Поэтому необходимо жестко бороться с распространением вируса. Важно обеспечить условия безопасного содержания свиней у населения. Нами подготовлен план действий по борьбе с АЧС. Первоочередная мера, которую надо реализовать, это ввести систему объективного учета поголовья свиней, контролируемого органами местного самоуправления и госветслужбой региона.

— Какая сейчас ситуация с молоком? Когда мы сможем сами себя обеспечивать и откажемся от закупок из соседних республик?

— С производство молока у нас пока есть некоторые трудности. По итогам этого года ожидаем увеличение производства, правда, небольшое – чуть меньше 1% или около 30 миллионов тонн. Но при этом нам удается сохранить достигнутые ранее темпы роста в сельхозорганизациях и фермерских хозяйствах на уровне 3%.

А для того чтобы мы могли отказаться от импорта молока, нам нужно увеличить его производство на 5-7 миллионов тонн к 2020 году. Чтобы достичь запланированных показателей, необходимо увеличить поголовье и улучшить качество воспроизводства крупного рогатого скота. Сегодня генетический потенциал молочного скота используется лишь наполовину, но при правильной организации кормления и содержания мы вполне можем получать более 35 миллионов тонн молока ежегодно. И для улучшения ситуации в отрасли с нового года мы усилим меры поддержки. Так, будут увеличены размеры грантов для фермеров, которые занимаются мясным и молочным скотоводством с 1,5 миллиона рублей до 3 миллионов рублей, а для семейных животноводческих ферм — с 21,6 до 30 миллионов рублей.

— А как борьба с фальсификатом, который регулярно выявляют?

— Нам нужно защитить отечественных производителей от недобросовестной конкуренции со стороны производителей фальсификата, в том числе из зарубежных стран. Сегодня мы работаем с Таможенным союзом над поправками в техрегламент, ужесточающими подходы рынка к таким производителям, вносим изменения в Кодекс об административных правонарушениях для кратного повышения штрафов, регулируем балансы и объемы ввозимой в Россию молочной продукции.

— А молочные интервенции как механизм поддержки фермеров рассматриваете? И на ваш взгляд, есть ли в России другие рынки продовольственных товаров, где возможны или даже необходимы интервенции?

— Мы действительно рассматриваем их как меру формирования справедливых закупочных цен на молоко и уменьшения сезонных колебаний его стоимости. Сейчас вносим изменения в законодательство для того, чтобы при необходимости запустить интервенции на этом рынке. Их проведение будет стимулировать закупку сырого молока у производителей летом, что позволит им сохранить положительную экономику в период так называемого сезона “большого” молока.

Хочу еще сказать, что ведется работа и по другим направлениям для поддержки баланса цен на сельхозпродукцию. Сегодня при господдержке идет активное развитие логистической и товаропроводящей инфраструктуры в АПК. Данная работа направлена на снижение себестоимости сельхозпродукции для конечного потребителя и на сбалансированность обеспечения населения. После решения этих вопросов можно будет рассматривать необходимость в интервенциях на других рынках.

— Когда молочные интервенции в РФ будут запущены, в какую сумму Минсельхоз оценивает затраты на их проведение – на создание инфраструктуры, саму организацию торгов? Рассматривается ли в будущем увеличение затрат на эти интервенции?

— В первом квартале будущего года оценим ситуацию в молочной отрасли, в том числе по ценам, объемам производства сырого молока. После этого будем принимать решение о проведении закупочных интервенций. От этого будет зависеть объем затрат на их проведение. Основные расходы — это обслуживание закупленных запасов, их хранение, страхование и так далее. Интервенции предполагается проводить в регионах-производителях сырого молока, для которых характерны высокие сезонные перепады производства и цен.

— На Всемирном зерновом форуме отмечалось, что Минсельхоз РФ считает необходимым отменить ограничения на перевозку продовольствия внутри страны для устранения неравенства между регионами и улучшения каналов сбыта продуктов. Готовит ли Минсельхоз какие-то конкретные предложения по этому вопросу?

— Мы обсуждали возможность снижения тарифов на перевозки плодоовощной продукции железнодорожным транспортом из регионов европейской части страны в регионы Сибири и Дальнего Востока. На этом рабочем совещании были представители от Минэкономразвития, ФАС, РЖД, эксперты, к примеру от Ассоциации операторов рефрижераторного подвижного состава.

Дело в том, что в силу территориального расположения и природно-климатических условий регионы Дальнего Востока обладают гигантским потенциалом в сфере рыболовства и рыбопереработки. В то же время у них отмечается низкая самообеспеченность овощной и плодовой продукцией, которая, по данным Росстата, составляет в среднем 53%.

Понятно, что главная проблема в увеличении объемов поставок овощей и фруктов из европейской части в регионы Сибири и Дальнего Востока — это достаточно высокая стоимость доставки грузов, в том числе железнодорожным транспортом и специальными крупнотоннажными рефрижераторными контейнерами. Поэтому мы предлагаем рассмотреть возможность предоставления сезонных (в период с августа по декабрь) тарифных скидок на перевозку плодоовощной продукции в регионы Сибири и Дальнего Востока и рыбной продукции в обратном направлении железнодорожным транспортом и рефрижераторными контейнерами.

Кроме этого, как я уже говорил ранее, мы работаем над развитием сети оптово-распределительных центров. И хотел бы отметить важность развития инфраструктуры. Например, в 2002 году, когда только начался экспорт зерна, мощности по его перевалке на территории России были на уровне 5 миллионов тонн в год, сегодня – 45 миллионов тонн и это без учета строящихся и проектируемых мощностей. Теперь перед нами стоит задача развивать зерновую инфраструктуру внутри страны, чтобы снять дисбаланс между регионами, расположенными поблизости от портов, и удаленными территориями.

— Существует мнение, что Китай затягивает процесс переговоров с Россией по допуску наших продуктов на китайский рынок, потому что власти КНР хотят обезопасить своих производителей от конкуренции с нашими компаниями. Действительно ли это так?

— В течение года мы неоднократно встречались с коллегами из министерства сельского хозяйства КНР и главного государственного управления по контролю качества, инспекции и карантину республики. Совместно решали проблемы доступа нашей сельскохозяйственной продукции, в том числе мяса, на китайский рынок. Переговоры — это всегда сложный процесс, и каждая из участвующих сторон хочет получить желаемое с минимальными уступками, поэтому найти баланс не всегда просто. Вопрос доступа нашей продукции на один из самых перспективных мировых рынков, безусловно, для нас входит в ряд первоочередных задач. Компетентные службы России активно работают над его решением, но при этом о конкретных сроках прорыва в переговорном процессе говорить пока рано.

Между тем мы уже добились определенных успехов. Фитосанитарные службы наших стран в декабре прошлого года подписали протоколы по фитосанитарным требованиям к поставкам в Китай пяти видов зерновых культур: пшеницы, сои, рапса, кукурузы и риса из некоторых регионов Сибири и Дальнего Востока. Достигнута договоренность о возможном расширении перечня российских регионов, имеющих право экспортировать пшеницу, кукурузу, сою и рапс, и включении в него Челябинской и Амурской областей. В процессе согласования находятся протоколы, которые регулируют поставки из России в Китай других видов зерна и продуктов его переработки (овса, гречихи, семян подсолнечника и льна, овсяных хлопьев, крупы гречневой и других).

Сегодня мы активно работаем над продвижением российского мяса птицы и субпродуктов на китайский рынок. И уже продвинулись в решении целого ряда технических вопросов в рамках китайской процедуры допуска нашей продукции. Мы договорились с китайскими коллегами в ближайшее время организовать для их специалистов инспекцию наших предприятий для оценки российской системы надзора. После получения от китайской стороны положительных итогов этой проверки наши компании смогут начать организовывать поставки мяса птицы в КНР.

Метки текущей записи:

, ,
 
Статья прочитана 391 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      +7 (495) 920-9978

Редакция   info@foodnewsweek.ru (при отправке письма учитывайте, что это ящик общей доступности)

Реклама       inm_reklama@mail.ru